Профсоюзы как прямая и непосредственная угроза судоходству

Я давно уже с тревогой наблюдаю за ростом могущества и влияния Международной федерации транспортных рабочих ITF, подминающей под себя все больше и больше судовладельцев, то есть вынуждающей их подписывать с нею договор. Прошедший кризисный год резко усилил позиции ITF и ассоциированных с нею национальных профсоюзов, особенно тех стран, где много моряков, работающих на рынке международного судоходства, и где неблагополучно с государственной помощью своим гражданам, попавшим за границей в беду. Профсоюзы не замедлили воспользоваться очень удобным случаем серьезно укрепить свои позиции, и настолько сильно их укрепили, что на мой взгляд, они стали прямой и непосредственной угрозой судоходству, как отечественному, так и мировому.
Прежде всего, необходимо вкратце сказать о прошлом годе, насколько он действительно стал катастрофичным для моряков. Новостей о терпящих бедствие, брошенных владельцами экипажах было много, настолько много, что несведущему может показаться, любой рискнувший выйти в море обязательно застрянет где-нибудь на другом конце планеты, без денег, без еды и без всякой надежды. Это совершенно не соответствует действительности. Вот некоторые цифры и факты на начала ноября прошлого года:

В базе данных ITF числится 48 судов, брошенных владельцами. Российский профсоюз моряков РПСМ опубликовал список проблемных 28 судов, экипажи которых являются полностью либо частично российскими. При этом надо учитывать, что ITF ведет учет брошенных (abandoned) судов, а РПСМ дал список судов как брошенных так и проблемных – то есть тех, где есть задержки по зарплате, но владелец от судна не отказался и банкротом себя не обьявил. Если внимательно изучить список брошенных судов от ITF, то выяснится, что граждане России и Украины занимают по численности одно из первых мест, но отнюдь не являются бесспорными лидерами – там есть почти все национальности, в том числе и европейцы, и американцы.
На дворе кризис. В беду попали десятки судов и сотни моряков. Чтобы понять, много это или мало, давайте посмотрим на цифры. В мировом торговом флоте в этом году насчитывается 7839 судов – балкеров, предназначенных для перевозки навалочных грузов. А также 17137 сухогрузов – «рабочих лошадок» морских дорог, на долю которых кстати говоря и приходится большинство брошенных судов. А есть еще танкеры, которых чуть меньше чем балкеров, есть контейнеровозы – тоже тысячи судов, есть многие тысячи специализированных автомобилевозов, ро-ро, паромов, рефрижераторов, круизных лайнеров, судов для работы на шельфе. Только командного состава (главным образом это штурманы и механики) в 2008-м году числилось около 500 тысяч человек. Точную цифру всего плавсостава всего мирового флота назвать не могу, что-то в районе 1.5 – 2 миллионов человек.
Вот теперь можно судить, много это или мало – несколько десятков судов и несколько сотен моряков. В России десятки тысяч людей работают на судах рыболовного и грузового флотов. Около ста из них попали в неприятности, от терпимых до очень серьезных.

При этом все те, кто имеет голос, а это прежде всего профсоюзы, требовали навести порядок, то есть сделать так, чтобы подобных происшествий не было. Я постоянно писал и говорил об этой проблеме, но несколько иначе – вот есть десятки и сотни нормальных компаний, где нормально работают десятки и сотни тысяч людей, приносящих стране очень большие деньги. В конце прошлого года я очень грубо подсчитал и сам удивился – украинские моряки шлют домой, на родину, несколько сот миллионов долларов своих зарплат. Российские наверняка шлют не меньше. Кто-то с этих денег платит налоги, кто-то нет, но в любом случае это деньги в страну, а не из нее. Спрашивается, почему государство Россия так до сих пор и не удосужилось принять статью в бюджете, по которой посольства и консульства получили бы необходимые для помощи попавшим в беду морякам средства? Что, 100 человек в кризисный год, это для великой вставшей с колен страны неподьемно?
Но нет, этот метод никак не находит ни поддержки, ни даже гласности. Зато предложений напридумать новых ограничений и наплодить новые стаи проверяющих очень много. Вот давайте посмотрим, что предлагает Российский профессиональный профсоюз моряков. Он предлагает следующее – моряка не отпустят работать в иностранную компанию, если у этой компании не будет договора с профсоюзом. Причем не всяким профсоюзом, а именно и только тем, который ассоциирован с ITF.

Политика профсоюзов ясна, они стремятся подмять под себя весь коммерческий флот. Не имеет значения, как ведут себя те или иные национальные профсоюзы, ответственно перед судоходством или работая только на свои интересы. Не имеет значения, руководствуется конкретный представитель профсоюзов, конкретное его отделение, своими личными интересами или долгом перед плавсоставом. Если данный профсоюз входит в ITF, то он вместе с ITF обьективно стремится к монополизму, или он уже не член ITF, такие там не задержатся. А между тем, методы работы ITF, дипломатично говоря, очень сомнительны. Это знают все, занятые в судоходстве. Случаев, когда экипажи строптивых судовладельцев (необязательно впрочем, строптивых судовладельцев, иногда в дело вмешивалась и конкуренция) склоняли к протестам, много. Случаев сильнейшего давления на судовладельцев, не желающих подписывать договор с ITF, наверное еще больше.

Непосредственную перевозку морем осуществляют судно и управляющий им экипаж. Профсоюзы стремятся к полному контролю одной из двух составляющих перевозки грузов морем, плавсостава. А не слишком ли это опасно, зададимся мы вопросом? Перевозки будут зависеть уже не только от рынка, но и от монополиста на плавсостав, профсоюза. Не понравится ему чем-то какая-нибудь компания, или компания-конкурент найдет подход к руководству ппрофсоюза, и что? И расстроятся перевозки. Мы что, должны полагаться на порядочность и прямо-таки святость руководства ITF? Давайте судить даже не по его действиям, а по его некоторым заявлениям и по его бездействию. ITF иногда такое говорит, что возникают серьезные опасения во вменяемости его руководства. Так например, руководство ITF заявило осенью, что надо вообще запретить судоходство в Аденском заливе и восточной части Индийского океана, пускать туда только те суда, которые будут в должной мере обеспечены охраной. Ну что это за бред такой, позвольте спросить? (см. заметку Бредовое заявление профсоюза) При этом руководство ITF упорно молчало про балкер Ariana, даже не пискнув в адрес судовладельца, чуть не убившего экипаж своей жадностью. При этом руководство ITF упорно молчит про 8 моряков, в нечеловеческих условиях пребывающих по ложному обвинению в конголезской тюрьме. Когда ITF надо и выгодно, она говорит, и очень громко. Когда дело хлопотное, а прибылей никаких не видно, ITF скромно уходит в тень, и никакими мольбами родственников попавших в беду людей ее оттуда не вытащишь.

Или вот такой пассаж – профсоюзы, в том числе российские, говорят, что с какой стати они будут помогать попавшим в беду морякам, если они не члены профсоюза. А зададимся-ка мы вопросом – а почему не помочь? Я тут пишу для серьезных взрослых людей, а не для передовицы солидного отраслевого издания, поэтому писать обязан трезво и цинично. Многие моряки платят профсоюзные взносы не по своему хотению, а в автоматическом порядке, их особо никто и не спрашивает. Немногие могут позволить себе вольность не платить, вот чисто из принципа – не платить и все тут. Ведь слава богу, в беду попадают единицы, большинству моряков за помощью к профсоюзам за всю свою рабочую жизнь обращаться вовсе не приходится. Не просто большинству, а подавляющему большинству. Однако взносы они платят, и не такие уж крохотные. Ну и что, у профсоюзов нет денег, чтобы помочь сотне попавших в беду, из десятков тысяч?

Однако вернемся к монополизму и путям его достижения. Профсоюзы стремятся сделать так, чтобы их монопольная роль в деле защиты прав плавсостава, их монопольное в конечном счете, руководство плавсоставом, были закреплены законодательно. То есть суда судовладельцев, не имеющих договоров с ITF, просто-напросто потеряют право на существование и работу – портовые власти их не впустят или не выпустят. Конкуренции тут нет – или под ITF, или ты вне закона. И профсоюзы уже очень близки к своей окончательной победе. Во всем мире борются с монополизмом. А тут вымахала чудовищная опухоль, и никто ничего не говорит, все молчат. Все нормально. Мол, они же борются за права моряков! Знаете что, когда монополизм ITF станет окончательным и бесповоротным, ситуация с этими самыми правами станет куда более худшей. Потому что невыплаты зарплат, те или иные беды, случались и будут случаться, на то он и рынок. Будут и брошенные экипажи, и прочие подобные случаи, ведь договор с ITF ну никак не гарантирует от банкротства. Но решать, какие случаи достойны огласки, а какие нет, будет уже ITF. Оказать ли помощь морякам, или заткнуть им быстренько рты подачкой, а то и без нее, будет ITF. Все – в руках ITF. Требования ITF повышать и повышать зарплату, повышать планку минимальной зарплаты ведут отнюдь не к храму, они ведут к уравниловке и серьезному подрыву малого и среднего, прибрежного судоходства. Уравниловка в свою очередь, ведет к угрозе безопасности мореплавания, уравниловка, это люмпенизация флота, лучший способ заманить на флот случайных и далеко не самых лучших людей. Нельзя платить одинаково новичку и опытнейшему матросу или мотористу, но при этом минимум зарплаты не должен быть таким, чтобы у новичка не было стимула к росту, а ведь постоянное повышение планки минимума именно к этому и ведет. Нельзя ставить на одну доску огромную компанию и малого судовладельца-трудягу, занявшего свою очень скромную нишу в каких-нибудь региональных перевозках. Опять же будем в меру циничными – будет у компании договор с ITF, и все равно будет она платить меньше планки, по особой договоренности с ITF, и это будет обычной распространенной практикой, если это такая компания, которая обьективно, хоть тресни, не может платить по фантастическим нормам ITF. Таких компаний много, и что им, всем уйти с рынка? Тогда издохнет почти все прибрежное судоходство. Что, ITF этого не знает? Знает. Но – можно будет договориться… ITF ведь от этих договоренностей внакладе не останется, значит, все в порядке.

Да чего там, вот давайте посмотрим на то, как выглядит судоходство с подачи профсоюзов. Есть всякие жадные частники, и есть профсоюзы. Черно-белая картинка. Частник только и делает, что наживается за счет моряков, и лишь профсоюзы в состоянии его остановить. Ну и конечно, государство, если оно примет соответствующие запретительные меры. Профосюзы тем самым намеренно создают в глазах общественности ущербный, отрицательный образ судоходства и одного из главных его движителей, судовладельцев. Играя на низменных инстинктах.
Но далеко не всегда. Не все судовладельцы отрицательные, есть и положительные герои. Так, Российский профсоюз очень хорошо относится к Совкомфлоту. Только и слышно, как в Совкомфлоте хорошо то, как это, и в общем, от чуткости и заботы Совкомфлота по отношению к своему плавсоставу прямо-таки задыхаешься. Но вот весной или летом прошлого года разговариваю со своим давним приятелем, и он мне говорит, что Приморское морское пароходство вынуждено будет продать пару новых своих судов Совкомфлоту, и скорее всего, вместе с экипажами. Он не хочет уходить в Совкомфлот, хотя бы потому, что зарплата ощутимо (где-то тысячи на 3 долларов в месяц) меньше. ПМП совсем недавно жестоко билось с ITF, не желая подписывать с ней ее грабительские договоры. Но пришлось, сломили. При том, что насколько мне известно, плавсостав в ПМП времен Кириличева на жизнь особо не жалуется. Почему ПМП вынужден продавать новенькие танкеры именно Совкомфлоту, почему первый танкер, ушедший с нового нефтетерминала в Козьмино, принадлежит тоже Совкомфлоту, а не ПМП, чьей вотчиной вроде бы является Дальний Восток? Вопросы ведь не праздные, дело в том, что идет конкурентная борьба, пусть и на очень искаженном, отдаленно напоминающем нормальный, российском рынке. И логически возникает вопрос, если Совкомфлот не устают приводить в пример как лучшего судовладельца страны, то как поведут и ведут себя профсоюзы в борьбе между Совкомфлотом и его конкурентами? Вот чем он опасен, монополизм. Один монополизм тянет за собой другой, а сам по себе монополизм, это широчайшее поле, не грядка и не полянка, для выращивания рекордно высоких урожаев коррупции. При этом хуже будет не только экономике, судоходству, хуже будет и тем, ради кого этот монополизм затевался. То есть вернее, чьими интересами он прикрывается.

О чем вообще речь? В тяжелейший кризисный год в беду или в неприятности попали несколько сот, пусть несколько тысяч человек. Из полутора миллионов. Ради этого нам предлагается законодательно закрепить монопольное право профсоюза распоряжаться кадрами плавсостава. Одного-единственного профсоюза на весь мир. Не спросить у моряков, не позволить появиться другим профсоюзам, а вот так, запретом. Профсоюз вроде бы дело добровольное, или я ошибаюсь? Я ошибаюсь, он был добровольным где-то там, на заре появления. Теперь он становится обязательным, как наличие на судне исправно действующих спасательных средств или радиостанций. Государства только рады, одной головной болью меньше. Отдать все на откуп профсоюзам, пусть они с морскими бедами разбираются. Особенно государства, подобные российскому, которому что бы не делать, лишь бы не помогать своим гражданам, а уж тем более тратиться на помощь. Ведь вот в чем тут особенная подлость – платить-то придется за все тому же судовладельцу и тем же морякам. Однако когда ITF победит окончательно, и безраздельно будет царить на морях и океанах, государства довольно быстро спохватятся, потому что повторяю, такой монополизм, вкупе с уже сейчас заметным головокружением от успехов руководителей этого монополизма, начнет негативно влиять на судоходство, самым серьезным образом. Придется принимать меры и ставить профсоюзы на место. Именно так все и будет, никто заранее не спохватится и не попытается это раковое шествие монополизма остановить. Да и некому. Не IMO ведь, не БИМКО, не Интертанко или карго, не палате судоходства и прочим конторам, чьи руководители на мой взгляд, куда хуже профсоюзных боссов. Последние какие-то более человечные, могут то дикость какую сказать, то резко выступить по делу – взять ту же историю с Арктик Си и архангельским отделением РПСМ, или протест английского Наутилуса против заявления премьера страны о порочности практики выкупа захваченных пиратами судов и экипажей. Нет, заправилы международных организаций куда более холодные и циничные, они вообще никаких человеческих эмоций не показывают.

Обидятся на меня профсоюзы за эту статью, или сделают вид, что ни статьи, ни меня не существует, мне все равно. Процесс монополизации идет и его не остановишь. Я много раз ругался с профсоюзами, пытаясь донести до них нехитрую истину – вы не можете защищать моряков, по-настоящему, с учетом перспектив и будущего, не относясь к судовладельцам и крюингу как к одним из участников судоходства, требующим уважительного отношения и поддержки. Для вас судовладелец, это дойная корова. И козел отпущения. Это в корне неверно. Вы подыгрываете государству, позволяя ему уйти от ответственности за своих граждан введением столь любимых им запретов и ограничений. В конечном счете, хуже будет только морякам, и вы не можете этого не понимать.

Войтенко Михаил
12 января

Advertisement