Горящие девственницы России ждут тебя, наш спермотушитель

За трое с небольшим суток в европейских водах произошли 3 крупных нашумевших аварии. Одна вблизи Франции, другая вблизи Германии, третья вблизи России и Украины. Как происходили спасательные операции во всех трех случаях?

Первая авария – столкновение и угроза гибели танкер YM Uranus в Ла-Манше вблизи Франции:
Хронология событий:
В 0530 8 октября спасательный центр Береговой охраны Франции Cross Corsen принял сигнал бедствия с танкера Ym Uranus.
0615 – спасатель Abeille Bourbon вышел из Berhteaume.
0618 – с базы Lanveoc-Poulmic подняты два вертолета
0710 – один вертолет поднял со шлюпки все 13 человек экипажа и доставил их в Брест, другой доставил на YM Uranus спасателей.
1000 – с Abeille Bourbon завели буксир на аварийный танкер и начали буксировку.
2340 – караван пришел в Брест.
0145 9 октября – YM Uranus ошвартован к 4 пирсу военно-морской гавани Бреста, второй корпус не пострадал и утечки груза нет.

Вторая авария – пожар на пароме LISCO Gloria в ночь на 9 октября. Хронологии у меня нет, однако известно, что 236 человек пассажиров и экипажа через 2-3 часа были подняты на борт парома Дейчланд, и к утру доставлены в порт, трое требовавших госпитализации были доставлены в больницу вертолетом. Никто не погиб! Ночь, охваченное огнем большое судно, двести пассажиров – и никто не погиб.

Третья авария – гибель украинского сухогруза Василий вблизи Креченского пролива. Из экипажа 13 человек 9 спасены, 1 погиб, 3 считаются пропавшими без вести. Очевидец событий прислал мне описание того, как происходила «спасательная операция»:
В 5 милях от Керченского пролива в Черном море сегодня 11 октября затонул т\х “Василий”, в точке 44.58.4N 036.23.66E. Погода: Ветер 190\18-20 метров секунду. Волнение около 5 баллов.
05:36 – По УКВ на дежурном 16 канале “Василий” передал что терпит бедствие и просит помощи, почти сразу после этого его сигнал AIS осчез. Шедший впереди “Омский 14” из-за ветра и волнения не смог развернуться и оказать помощь. Пограничники только следят по УКВ, “Керчь Трафик” (служба наблюдения за движение судов в Керченском проливе) опрашивает выходящеее из пролива турецкое судно – волнение, темно, ничего не нашло, проследовало далее по назначению.
07:30 – Следующее подходящее судно “Дон 3” получило распоряжение следовать район бедствия, время подхода 09:30.
08:20 – По своей инициативе, запросив разрешение у “Керчи” в 08:30 снялся с рейда 450 буксир “Питер”. Сразу получил кучу распоряжениий от СКЦ Новороссийск, “Керчь Трафик” обещал БЕСПЛАТНО вывести в точку бедствия.
08:20 – Пограничники наблюдают со стороны бедствия ракету бедствия и в 08:40 наблюдают в 2 милях от м.Кыз Аул берега плав. средство.
08:45 – Спасатель “Гепард” где-то недалеко стоит у причала, запрашивает у СКЦ Новороссийск распоряжений – получил команду “ждать”.
09:40 “Дон 3” районе бедствия ничего не обнаружил.
09:55 “Питер” обнаружил плавсредства- 2 плота, дрейфуют в сторону якорной стоянки танкеров накопителей.
Из сообщений СМИ: примерно в 13 часов по московскому времени улучшение погоды позволило спасателям использовать вертолет для поиска моряков. На этом хронология обрывается, однако теперь известно, что 8 моряков подобрал именно российский своевольный буксир Питер.

А вот коммент к этой вышеприведенной новости на сайте Морской Бюллетень:
Уважаемый Михаил, сегодня аварийный инспектор портнадзора, пытался запретить давать интервью экипажу. Нам инспектор сказал что сигнала бедствия судно НЕ подавало. Каким образом подали сигнал бедствия с судна ? Наша статья kerch.fm/nashi-novosti/1235

Отвечаю радиостанции Керчь.фм – судно не давало сигнала бедствия по системе подачи сигналов бедствия, успев лишь запросить помощи на 16-м канале обыкновенной УКВ радиостанции, поэтому на всякий случай, чтобы в случае чего снять с себя хотя бы часть вины, портнадзор и сказал, что сигнала бедствия не было. Формально – не было. Не успели. Советую журналистам радиостанции обратить внимание на повторяющуюся во всех СМИ подробность – мол, судно было каботажным без права выхода в открытое море. Это полнейшая чушь. Попробуйте в Черном море не выходить в это самое море, даже следуя из Одессы в Севастополь. А откуда эта чушь? А от чиновников, они заранее прикрывают задницы, чтобы свалить вину на судно.

Вот, читайте описания этих спасательных операций и сравнивайте. Французы очень четко и оперативно отработали, они впрочем, всегда так работают. Немцы направили к горящему парому 6 находившихся поблизости судов, спасателей, вертолеты, военные корабли, но самое главное – они не сделали там толчею и бестолковку, они очень четко разрулили ситуацию, приказав парому Дейчланд спасать, а остальным быть рядом на подхвате и не мешаться. А ведь они спасали пассажиров, не моряков. Даже буфетчица тетя Глаша на задрипанном ржавом пароходике, и та внутренне готова к неожиданностям, потому что знает, что море есть море, и риск является составной частью ее работы. Пассажиры ни к чему такому не готовы и не обязаны быть готовыми, не за то они деньги платят. И их всех вытащили. В случае с Василием лишь через 7 с половиной часов спасательные службы наконец, ухитрились поднять в воздух вертолет, и то потому, что «улучшилась погода» – да там не гулял ураган Катрин, чего вы позоритесь? Если бы не российский буксир Питер и его отчаянный капитан, жертв боюсь, было бы больше.

Представьте себе, что было бы, если бы на месте Василия оказался паром LISCO Gloria. Если не можете представить, я вам сейчас помогу.
Предположим, паром терпит бедствие в зоне ответственности России. Первые несколько часов заинтересованные службы и ведомства пытаются оценить масштабы и возможные последствия при самом худшем или самом лучшем раскладе – для себя лично последствия, а не для пассажиров парома. По мере того, как новость начинает распространяться, заинтересованные стороны поняв, что без последствий так и так не обойтись, организуют после пинка из Москвы совместный штаб. Туда войдут погранцы (у них свои службы), военные (у них свои службы), МЧС (у них свои службы), Госморспасслужба как Минтранс (со своими как вы догадались службами) и местные власти. Первый вопрос созданного штаба – ответственность. Кто рискнет быть главным? Второй вопрос – как утрясти интересы всех задействованных высоких сторон. Предположим, МЧС удачно свалит с себя ответственность, но с какой радости министерству делиться вертолетами, если награда за успех достанется не им? Тем временем, в штаб влетают стервятники из СКП, быстро заведшие уголовное дело и ищущие первых виновных, им понятно, никак мимо такого пиара не пройти. Но масштабы бедствия и шумиха вокруг него ширятся настолько, что к делу подключается и непосредственно Москва. Там тоже создают штаб. Операцию (а этот вариант для реального спасения уже самый худший из всех возможных) берут под контроль лично сами. Оба сразу. Пассажиры, считай, обречены. Потому самый худший вариант, что почти все начальники уже окончательно теряют головы от страха и думают только о том, как себя прикрыть, на кого спихнуть, и чем потом, когда наконец, сгорит проклятый паром (желательно со всеми свидетелями), оправдываться. В штабе в Москве сидят самые главные. В штабе на месте которые помельче. Непосредственно на место событий высылают особо провинившихся.
Один из лично самих, если дело получит международную огласку, а последняя фотосессия была уже давно или ему просто скучно, летит на место событий. В штабе о пароме окончательно забывают, и штаб превращается в сцену для театра одного актера. Лично самому подгоняют какой-нибудь белый пароход с самым фотогеничным штурвалом, и лично сам торжественно выходит в море на фотосьемки в сопровождении всех кораблей базирующегося в данном море военно-морского флота, а если паром горит где-то слишком далеко или нашли пейзаж покрасивее, его срочно подгонят. Лично сам мужественно рулит штурвалом на фоне пылающего парома и руководящей рукой тычет в компас, попутно рассказывая по телефону другому лично самому про обстановку, погоду и особо симпатичных девушек. Для СМИ и общественности он скупо, стирая сажу со штурвала и отгоняя рукой едкий дым (потом вдуют постановщику, что перестарался), роняет, что с бедствием такого масштаба никто в мире еще дела не имел.
Паром наконец, догорает, всех кого ухитрились спасти, свозят на празднично для того украшенный причал, где измученные, обливающиеся потом сотрудники пресс-службы самого и штаба по спасению организуют последний акт, торжество воли и духа. Самые миловидные девицы из числа спасенных уже задействованы в сьемках очередного патриотического порно-календаря под девизом «Горящие девственницы России ждут тебя, наш спермотушитель». Лично сам тем временем, идет вдоль строя героических спасателей, подзрительно намокнув усталым но мудрым глазом, и швыряет в строй горстями часы Филип Патек( или Патек Филип, не разбираюсь), ящик с которыми, сгибаясь от тяжести, тащит за ним министр МЧС. Специальные подарочные часы заказаны и изготовлены в Швейцарии по цене 100 долларов за центнер, корпус и механизм наш, лэйбла ихняя. Министр МЧС тем временем, выпрашивает у самого скулящим шепотом орден не второй, а первой степени, напирая на свои общие заслуги и на тяжесть ящика. Лично сам таким же шепотом огрызается. За ними несется свора прочих помельче, калькулируя в уме возможные расклады последствий и готовясь либо к повышению, либо наоборот, и гадают, если наоборот, то с конфискацией и следствием, или обойдется почетной пенсией.

И знаете, что при этом самое странное? Из-за чего Россия все-таки действительно, уникальная страна? То странно, что очень может быть, спасут всех или почти всех. Потому что найдется какой-нибудь капитан буксира Питер, пошлет всех нахер и пойдет спасать, отключив рацию, чтобы не получать идиотских, иногда прямо преступных, приказов. На сотню сволочи в России обязательно найдется пара настоящих людей, и именно они ее, Россию, пока и вытаскивают.

В чем же дело? Я раньше наивно полагал, что дело в отсутствии вертолетов и всепогодных небольших спасательных плавсредств. Теперь полагаю, что главная беда в полном отсутствии системы, структуры спасения на море. Повторяю про причастных: погранцы (у них свои службы), военные (у них свои службы), МЧС (у них свои службы), Госморспасслужба как Минтранс (со своими службами). Ответственной единой системы нет. Четкого единого плана действий нет. Механизма мгновенной реакции, мгновенно вступления в руководство одного и только одного ответственного за данную операцию лица нет – причем он должен иметь право вышибать из своего штаба всех не имеющих отношения к делу, от паразитов из СКП до паразитов рангом повыше. Но вот кричать про отсутствие технических средств и бюджета любят все, не просто кричать, а обязательно при этом говорить о лихих 90-х и сокрушительной геополитической катастрофе, это как галстук к костюму, необходимый атрибут.
По идее, надо создать такую систему на базе имеющихся техсредств и кадров, отработать ее и потом уже говорить о дополнительных средствах и деньгах. В противном случае, можно ухлопать на новые средства пол-бюджета, результата все равно не будет.

Войтенко Михаил
12 октября

Advertisement